семье. Были ли среди Ваших родственников православные?

Нет, православных не было. Я родился в предместье Киева Пуща-Водица. Мои родители были весьма благочестивыми людьми, посещавшими изредка синагогу. Они не были особо религиозными, однако моя мама не переставала повторять, чтобы я не позволял себе даже думать, что Бога нет. О христианстве они отзывались следующим образом: «Миша, это не наше. Не связывайся с этим и близко туда не подходи. Там гои, это другие люди». Тем не менее они вызывали необыкновенную симпатию у всех наших русских и украинских соседей. На Песах я ел мацу, а на Пасху соседи угощали меня крашеными яйцами и куличами. Разумеется, бытовой антисемитизм периодически проявлялся, но мама не допускала заходить этому слишком далеко и обращалась в милицию или к отцу моего обидчика. Среди украинцев было достаточно много порядочных людей, наказывающих своих детей за антисемитизм. Возможно, виной тому было послевоенное время: евреи пережили холокост, все помнили Бабий Яр.


Как же Вы познакомились с православием?

Я родился недалеко от церкви преподобного Серафима Саровского. Это оказало на меня влияние. Читал массу соответственной литературы. Большое впечатление на меня произвело произведение самого Серафима Саровского «О благодати и стяжании Святого Духа». Однако начать следует с моего рождения. Еще находясь в материнской утробе, я чудом не погиб вместе с матерью. Находясь на седьмом месяце беременности, мама выходила из трамвая, трамвай тронулся, зацепив пальто и протащив ее по снегу (дело происходило в феврале) метров 150. Папа и сестра с криком бежали за трамваем, откуда-то из темноты выскочил милиционер и начал свистеть в свисток, вследствие чего трамвай остановился прямо рядом с булыжниками. Еще бы немного, и мы оба могли погибнуть. Затем два месяца мама была на сохранении, и 2-го апреля 1956, когда неожиданно снега навалило с человеческий рост, родился я. В 56-ом умерло несколько детей от инфекции, занесенной во время обрезания, и мать категорически отказалась от обрезания. К тому же один из ее двоюродных братьев был расстрелян немцами прямо на Подоле, т.к. было обнаружено, что он обрезанный. Он не был типичным евреем: белокурый с голубыми глазами. Поэтому его мать, умирая, завещала не обрезать детей, чтобы они не имели никаких нательных знаков, выдающих в них евреев. Итак, не обрезанный, не приученный к иудаизму, но с 18-ти лет читающий Библию, при этом понимая, что евреи к христианству имеют какое-то отношение, я принял решение пойти в церковь. Поскольку Иисус Христос являлся евреем, я понял, что имею на это моральное право. Но на самом деле была еще одна причина. В 23 года я женился на 17-летней девушке - моей первой любови. У нее оказалась хроническая болезнь почек. Мне посоветовали: покрестись,  Миша, призови Господа, и Он исцелит ее. Но она, к сожалению, умерла. То есть духовная истощенность и желание спасти мою жену привели меня в церковь. В 24 года, находясь в полном духовном истощении, я крестился.


Как же реагировали на это Ваши родители?

После того, как моя мама узнала, что я крестился, начались скандалы, сопровождающиеся истерикой и слезами. Надо мной открыто смеялись, и не мудрено, ведь к этому времени я был мастером спорта по фехтованию, член сборной Украины, кандидат в сборную Советского Союза, один из перспективнейших тренеров (у меня даже была кличка: профессор фехтования Миша Ципис).

Однако крещение дало результат. В мае 1980 года я крестился и буквально сразу начинал проповедовать Христа всем подряд. Через мою проповедь к вере пришли дети известного КГБшника. Алкоголик, находящийся в шаге от смерти, последовал за мной и стал священником (отец Сергий Ходаковский), живущим ныне в Сибири. Когда случилась чернобыльская трагедия, мы уехали из Киева к нему в Сибирь, где он крестил мою мать. За полгода до этого во сне он видел, как крестит ее. Но мне путь к священству был заказан на тридцать лет. Во-первых, потому что я еврей. К тому же я был женат, хотя брак был не церковный, но по церковным надуманным канонам, мне в священстве отказали. То, что небезызвестный Александр Мень стал священником, было просто фантастикой.  Евреи были среди православных священников, но их было совсем немного, единицы. В Апостольской православной церкви отец Мень причислен к лику святых. Но я становлюсь как бы апостолом Киева, в шутку меня называют 14-ым апостолом (апостол Павел был тринадцатым). Я покрестил около тридцати человек по домам. Среди них были евреи и неевреи, атеисты, бывшие коммунисты, конченные падшие люди, из которых некоторых можно было бы смело назвать моральными уродами, люди, окончательно потерявшие смысл жизни. Кое- кто из них уже ушел к Господу, но с благодарностью о том, что встретил меня в своей жизни. Мое служение вызывало ревность и шок: появился какой-то еврей, который крестит всех подряд, да еще с такой энергией, что остановить его не представляется возможным. Для нас евреев это типично, потому что мы несем в себе комплекс мессианства. Например, Зеленский, ставший президентом Украины, не может продолжать политику бывших до него. Он другой! Если Миша Ципис пришел в православие и нашел, что там берут деньги, оскорбляют евреев… За оскорбительное отношение к евреям человек должен был либо извиниться, либо уйти из церкви. Все, общавшиеся со мной говорили, что евреи – благословенные люди. Я их так научил.

Через год после смерти моей первой жены Лили я женился повторно. Мы венчались в церкви. Свою новую жену я воцерковил, но она, к сожалению, так и не воцерковилась.


Что значит «воцерковлять»?

Это значит стать православным человеком, т.е. соблюдать посты, ходить в церковь в субботу вечером и в воскресенье утром, исповедоваться и причащаться хотя бы раз в месяц, знать символ веры, соблюдать праздники, знать основы догматики, уметь креститься – не махать руками, а правильно: во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь, понимая, кто такой Отец и кто такой Иисус Христос. Затем необходимо читать Евангелие, слушать проповеди. Другими словами – жить полноценной жизнью церковного человека, каким стал я с первого дня после крещения. Перерыва у меня не было. Жена наполовину украинка, наполовину еврейка, пыталась это делать, тем более что она с детства крещеная. Но когда дело дошло до того, чтобы мне стать профессиональным священником, дала задний ход. У нас было много разногласий, например, по поводу планирования семьи. После девяти лет брака, в котором у нас родились двое детей, мы разошлись. Затем я встретил еще одну женщину с двумя детьми, она родила мне еще троих. Вот с ней мы уже тридцать лет вместе. Матушка Наталия. Кстати, у отца Александра Меня жена тоже матушка Наталия.


Она еврейка?

Нет, но имеются еврейские гены: дедушка по материнской линии был евреем. Я на 100% ашкенази.  Мне периодически говорили, что у меня библейская внешность и что я даже похож на Иисуса Христа. Несколько раз просили позировать для рисунка. Это все вызывало ревность: появляется еврей, похожий на Иисуса Христа, вроде проповедует все правильно, не развратник, не алкоголик, не сребролюбивый, но это уже слишком – тянет на святого. С ним явно надо что-то делать.

Православная церковь с духовной точки зрения, с точки зрения учения – Клондайк, который я пытаюсь раскапывать вот уже сорок лет и только сейчас вроде бы начинаю понимать православные духовные истины. С моей точки зрения Московская, Киевская и Византийская церкви пытаются позиционировать этот Клондайк, что у них процентов на 25 получается. Мнение, к которому я пришел следующее: обрядовая сторона может меняться, но независимо от количества постов и поклонов, мы спасаемся только благодатью Иисуса Христа – Иешуа Машиаха! Слово «ортодоксия» – правильное учение или набор правил, что-то близкое еврейской галахе. Но как во всех религиях слово и практика не всегда одно и тоже, так и у нас. Поэтому меня крестили на дому. Уже тогда я был готов уйти от государственной в катакомбную церковь. Попы государственной церкви сотрудничали с КГБ. В 2005 году я встретил епископа Апостольской православной церкви. Девять лет я присматривался к этой церкви, посещая при этом Русскую православную церковь за рубежом, Американскую православную церковь, набираясь опыта в Сербской православной церкви. В результате я выбрал Апостольскую – как катакомбную ветвь церкви, ушедшей после революции в подполье, чтобы не иметь ничего общего с безбожной властью. Должен признаться, я не нашел антисемитизма в Американской и Сербской церкви. К евреям там относятся как к братьям.

В 2017 году я был рукоположен в сан священника митрополитом Апостольской православной церкви. Сейчас мне предложено стать епископом чикагским, я имею право рукополагать диаконов и диаконис. Я также хочу рукоположить несколько священников. В 1986 году я был в Троицe-Сергиевой лавре, где подошел к старцу отцу Науму, сказав ему, что я православный еврей. Он обнял меня и ответил: «Наступит время, когда ты будешь проводить богослужения на еврейском языке». Я перевел молитву «Господи Иисусе Христе Сыне Божий» на иврит и пою ее в типичном древнееврейском минорном тоне. У меня есть перевод молитвы «Отче Наш» на иврит. С особым благоговением читаю эту молитву. Бог мне свидетель, что я никогда не отворачивался от своих еврейских корней. Я ненавижу антисемитизм лютой ненавистью. Служение в православной церкви не является способом завуалировать мое этническое происхождение. Мое положение непростое: я нахожусь между антисемитами язычниками, антисемитами христианами и еврейскими антихристианами. Но я их всех прощаю, ибо сам Господь сказал, что мы должны любить наших врагов.


Как Вы относитесь к экуменическому движению?

Если речь идет просто о дружественном отношении с представителями других религий, как, впрочем, со всеми людьми, я не против. Однако я категорически против синкретизма (смешения религий). Например, я с удовольствием пойду к братьям протестантам или к мессианским евреям, чтобы вместе молиться и благословлять Господа, ведь мы верим в одного Бога. Это весь мой экуменизм.


Ну и пару слов о фехтовании…

Занимаюсь фехтованием с 14 лет, то есть вот уже 51 год. Мастер спорта, неоднократный чемпион Киева, Украины, чемпион Советского Союза среди юниоров, кандидат в сборную СССР, член сборной Украины. С 1967 по 70 год был в Авангарде, а затем в киевском Динамо, из которого вышло много олимпийских чемпионов и чемпионов мира. Среди моих учеников также есть чемпионы. Совсем недавно одна из моих учениц уже здесь стала чемпионкой США в своей возрастной категории, ей 16 лет. Я продолжаю работать тренером в двух местах чикагских пригородов: В Libertyville, где я преподаю саблю. Вообще могу преподавать рапиру и шпагу – это моя специализация после окончания Киевского физкультурного института. И в Palatine, в украинском центре. Возраст моих учеников варьируется от 7 до 70 лет. Несколько раз я порывался порвать с фехтованием, чтобы полностью уйти в духовную жизнь. Но не получалось, вероятно Господь не позволял. Для этого на самом деле существует причина: фехтование прививает навыки терпения, рассудительности, выносливости, уважения к оппоненту, джентльменство, то есть христианские (или если хотите мессианские), евангельские качества, только под видом спорта. В общем несу свой крест. Иногда после работы тяжело бывает идти еще и на тренировку (тренирую 3 – 4 раза в неделю), иногда и в субботу утром. Воскресенье держу только для церкви. Хотя во второй половине воскресенья иногда приходиться появляться на основной работе. Я работаю в киоске магазина Cosco, подписываю людей на бесплатную консультацию по установке и т.д. кондиционеров и обогревателей. Фехтование для меня не только хобби, но и часть моей жизни, помогающая мне в пасторском служении держать дистанцию, в искушениях, в выносливости, терпении, стабильности, напористости, короче говоря в боевых качествах против нечистой силы.


Большое спасибо!




Отец Михаил Ципис

«Я на 100% ашкенази. Мне периодически говорили, что у меня библейская внешность и что я даже похож на Иисуса Христа»


Перед началом нашей беседы я хочу одеть епитрахиль. Надев, я крещусь крестным знаменем, целую крест и говорю: «Благословен Бог, изливающий благодать на священников своих, сходящую на бороду Аароню, сходящую на края одежды его». Теперь наша беседа носит духовный характер, и тем самым в каком-то смысле я совершаю священнодействие.


Михаил, Вы родились в еврейской



Коль Хесед

Copyright © 2019 Kol Hesed